Чрезмерное вмешательство в личную и семейную жизнь украинца

В конце 2014 года гражданин Украины Н. вынужденно переехал в Россию, где ему на период с декабря 2014 по октябрь 2017 года было предоставлено временное убежище.

В ноябре 2016 года мужчина обратился  в ГУ МВД России по Свердловской области с заявлением о выдаче разрешения на временное проживание. При этом он указал адрес жилого помещения в Реже, по которому был зарегистрирован в периоды с 21.11.2015 по 29.10.2016, с 11.11.2016 по 27.03.2017. В январе 2017 года на основании поданных документов, было принято решение о выдаче заявителю разрешения на временное проживание сроком до января 2020 года.

Однако позже сотрудники полиции установили, что по указанному в заявлении адресу мужчина никогда не проживал, а владелица дома фиктивно поставила его на учет. В июле 2018 года разрешение на временное проживание на территории Российской Федерации было аннулировано.

Н. обратился в Алапаевский городской суд с административным иском к ГУ МВД России по Свердловской области о признании незаконным решения об аннулировании разрешения на временное проживание. Суд признал действия сотрудников полиции законными, так как для аннулирования разрешения имелись основания, предусмотренные подпунктом 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона № 115-ФЗ. Истец не согласился с решением суда и обжаловал его в вышестоящей инстанции.

Свердловский областной суд, изучив материалы дела, пришел к выводу, что правоохранительные органы не учли все обстоятельства, а именно: Н. состоит в законном браке с гражданкой Российской Федерации, в феврале 2017 года супруги приобрели в собственность дом и постоянно в нем проживают, что подтверждает и администрация населенного пункта. Кроме того, в период с 2014 года по 2018 год иностранец был трудоустроен и платил налоги.  Учитывая отсутствие в материалах дела доказательств наличия крайней необходимости, суд признал аннулирование временного разрешения на проживание на территории России незаконным, поскольку оно нарушает гарантированное Конституцией Российской Федерации, нормами международного законодательства право административного истца на личную и семейную жизнь. В данном конкретном случае баланс публичных и частных интересов не был соблюден, поскольку при вынесении оспариваемого решения ГУ МВД России по Свердловской области допустило чрезмерное вмешательство в личную и семейную жизнь административного истца.

источник http://oblsud.svd.sudrf.ru/

Написать комментарий