Суд признал незаконным отказ о назначении досрочной страховой пенсии по старости

По итогам рассмотрения спора о назначении досрочной страховой пенсии по старости между жительницей Верховского района и Управлением ПФР в Верховском районе Орловской области  (межрайонное) суд первой инстанции не только встал на сторону истца, но и вынес в адрес начальника управления частное определение. Суд пришел к выводу о наличии в действиях должностных лиц нарушений действующего законодательства.

Жительница Верховского района, 1966 года рождения, (истец)  имеет двоих детей, в том числе дочь Наталию 1988 года рождения, которой в 1997 г. была установлена инвалидность, группа инвалидности – инвалид детства, что подтверждается соответствующей выпиской из акта освидетельствования во ВТЭК.

22 мая 2018 г. женщина обратилась в УПФ РФ в Верховском районе Орловской области (межрайонное) с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости в связи с осуществлением ею ухода за ребенком инвалидом до 8 лет, приложив соответствующие документы.

При обращении женщина была уведомлена ответчиком о необходимости предоставления дополнительно для назначения пенсии справки жилищных органов (органов местного самоуправления). На имеющиеся расхождения в документах при указании фамилии и имени дочери заявителя пенсионным органом указано не было. 29 мая 2018 г. истец предоставила недостающую справку.  

Однако и после этого решением УПФ РФ в Верховском районе Орловской области (межрайонное) истцу было отказано в назначении досрочной  страховой пенсии по старости.

Истцу было разъяснено, что при проверке имеющихся документов при указании имени выявлены расхождения: вместо Наталия указано Наталья. В  связи с чем выписка из акта освидетельствования во ВТЭК не может быть принята во внимание без установления юридического факта принадлежности документа в судебном порядке.

Решением Верховского районного суда Орловской области от 18 июля 2018 г. был установлен юридический факт принадлежности дочери истца выписки из акта освидетельствования во ВТЭК, выданной в апреле 1997 г.

После вступления указанного решения в законную силу женщина несколько раз обращалась в управление для установления страховой пенсии по старости с даты первоначального обращения, но ей в этом было отказано. В связи с чем  истец была вынуждена обратиться за юридической помощью, а потом и непосредственно в суд,  который удовлетворил исковые требования  и признал незаконным  решение управления о назначении досрочной пенсии по старости с даты очередного обращения истицы в УПФ РФ в Верховском районе Орловской области (межрайонное), то есть с 13 сентября 2018 г.

Суд обязал управление  назначить истцу досрочную страховую пенсию  по старости с 22 мая 2018 г. (то есть с даты первоначального обращения) и с указанной даты произвести перерасчет страховой пенсии по старости.

А в адрес начальника Государственного учреждения — Управление пенсионного фонда Российской Федерации в Верховском районе Орловской области (межрайонное) судом было вынесено частное определение на допущенные нарушения закона специалистом управления, а также прав истца на своевременное пенсионное обеспечение

УПФ РФ в Верховском районе Орловской области (межрайонное) с решением суда об удовлетворении исковых требований местной жительницы не согласилось, кроме того, посчитало вынесенное частное определение незаконным.  Решение суда первой инстанции и частное определение были обжалованы в апелляции.

Судебная коллегия  по гражданским делам Орловского областного суда указала, что суд первой инстанции пришел к верному выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований о признании  незаконным решения о назначении пенсии с 13 сентября 2018 г., а не с даты первоначального обращения, и возложении на ответчика обязанности назначить истцу  досрочную пенсию по старости с 22 мая 2018 г. и с указанной даты произвести перерасчет страховой пенсии по старости.

При этом суд обоснованно исходил из того, что на момент первичного обращения истца в УПФ РФ в Верховском районе Орловской области (межрайонное) за назначением страховой пенсии по старости истец имела право на назначение  досрочной страховой пенсии по старости в связи с осуществлением ею ухода за ребенком инвалидом до достижения им возраста  8 лет в соответствии с п. 1 ч.1 ст.32 Закона «О страховых пенсиях». Решение суда первой инстанции осталось без изменения.

Кроме того, судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о наличии оснований для вынесения частного определения в связи тем, что должностные лица нарушили действующее законодательство, что повлекло нарушение прав истца и отдалило сроки назначения ей пенсионных выплат, на которые она, как установлено вступившим в законную силу судебным актом, имела законные основания.

источник http://oblsud.orl.sudrf.ru/

Написать комментарий